История села Новоказанка

Стрельников СМ.
История села Новоказанка. - Кувандык: Издательство
СМ. Стрельникова, 2000 г. -16 с. - (Села и города Оренбургской области).

ПУТЬ ДЛИНОЙ В СТО ЛЕТ

На теплой ладошке Саринского плато, в четырех с половиной километрах от Оноприеновки, в тридцати восьми от райцентра Кувандык стоит село Новоказанка Оренбургской области.

Находится оно в окружении березовых, дубовых, осиновых да ольховых перелесков и колков. В самом низком месте села, если спуститься вниз по крутому склону, протекает речушка, не пересыхающая и в самую сильную жару. Это практически исток одной из самых крупных рек Кувандыкского района -Кураганки. Вдоль нее, в основном, по левому берегу, и вытянулось село. Начинается речка с родника, что спрятался в зарослях деревьев и кустарников в полутора километрах от села. Местами берег Курагана (так речка отмечена на карте) столь крут, что каменные обнажения превращаются в настоящие скалы. Кстати, прямо у села, на правобережье, издавна ковыряли ломиками да кайлами строительный камень для фундаментов, сараев и погребов. Место, на котором стоит селение, считается каменистым.

"В 1861 году реформа взбудоражила всю крестьянскую Россию, - писал Н.И. Кригер. - Земледельцы почувствовали себя свободными, стали вступать в конфликты с бывшими своими хозяевами - помещиками. Земля, которая досталась им, была мало пригодна для растениеводства. Заглушить этот спор правительство решило посредством расселения в малообжитые места. В их числе тогда находилась и Оренбургская губерния. Послали сюда ходоков во главе с Родионом Николаевичем Юровым крестьяне села Подсереднее Воронежской губернии. По прибытии им порекомендовали взять в аренду землю у богатых тереклинских башкир, возле речушки Кураган".

Первопоселенцы следовали поездом до Оренбурга, дальше железной дороги тогда не было. В Оренбурге купили лошадей, подводы, на которых и добирались в Орский уезд. По преданию, башкиры, сдав воронежцам землю в аренду, переселились из стоявшей близ урочища Колесник деревушки на Сакмару, в селение Терекла (ныне д. Юмагузино Первое). Первыми жилищами новоселов стали быстро сооруженные землянки и плетеные, обмазанные глиной хижины -как их называли, плетенушки. Те, кто был побогаче, начали строить деревянные дома - в округе было много леса, а еще за сосновым ездили в Преображенский завод (ныне Зилаир). Вековую целину пахали на быках, взятых в селе Ново-Покровском: лошади с плугом не справлялись. Средства на пропитание семей некоторые первоначально добывали, уходя на заработки в селения Оноприенко, Ново-Покровское, Аптулла, Сара.

Таким образом, летом 1900 года у вершины речки Кураганки, на башкирских землях стал расти хутор Ново-Казанский. К тому времени в округе уже существовали основанные переселенцами хутора Ново-Михайловский, Ново-Григорьевский, Оноприенко, Ново-Поим, Ново-Симбирский, а также более древние башкирские деревни.

"По рассказам очевидцев, не все выходило сразу, - писал Н.И. Кригер.-Оренбургские зимы с постоянными метелями, трескучими морозами в те времена были жестокие, особенно для новопоселенцев. Но теплое лето отогревало людей, меняло их настроение. И они с усердием брались обживать свои новые места. Многих из них здесь удерживала и другая причина. В центральных губерниях земли, согласно закону, выделялись только на сыновей, и семьи, которые имели девочек, охотно использовали возможность приобретения лишних "незаконных" соток в Оренбуржье".

Дом П.С. Хадыкиной
Один из самых старых в селе - дом П.С. Хадыкиной

Первое документальное упоминание села удалось обнаружить в метрической книге Никольской церкви хутора Ново-Поим за 1900 год: священник Мефодий Августов и псаломщик Александр Максимов сделали запись о том, что 26 июня 1900 г. погребен "на кладбище ново-Казанского хутора" умерший от младенческой в возрасте 1 месяц "хутора ново-Казанского крестьянина Деонисия Исаева Литовкина сын Никита". В той же метрической книге есть запись о крещении 8 июля 1900 г. новорождённой Ольги, родители которой - "хутора ново-Казанского крестьянин Григорий Давыдов Башкатов и законная его жена Пелагея Иванова, оба православные". Восприемники младенца" того же хутора крестьянин Митрофан Родионов Юров и крестьянская жена Мария Аврамова Чертова".

"Первыми "саженцами" в селе были несколько больших семей, которые позже пустили корни не только в Новоказанке, но и по всей округе, - пишет Н.И. Кригер. - Это Хадыкин Николай с сыновьями - Назаром, Никифором, Яковом, Дмитрием. Башкатов Давид и его сыновья - Николай, Григорий, Иван, Петр, Павел. Калядина Дарья и сыновья - Тихон, Иван, Василий, дочери - Мария, Пелагея. Братья Л итовкины - Родион, Митрофан, Илья, Константин, братья Мальцевы, семья Веретенниковых. Были, конечно, и малосемейные, например, Юровы, Барыкины, Чертовы, Марковы, Титовы, Савощенковы. Как ни трудно им приходилось, но они настойчиво укоренялись на новом месте жительства. У Литовкина Дениса в семье было шестеро дочерей. В Воронежской губернии землю на столько ртов и мечтать не приходилось заполучить, а здесь вышло. Смысла возвращаться назад не было.

Сельским старостой избрали Родиона Николаевича Юрова.

С первых лет поселения основной доход крестьяне получали от растениеводства. Новые земли давали хороший урожай. Оренбургская мягкая пшеница особенно славилась в хлебопечении и пользовалась спросом. Но сбывать ее было очень трудно. Возили на подводах продавать в Оренбург. Часто в дороге ломались сани, так как они были не всегда окованы подрежами. Мочальные завертки расходовались по две-три за поездку. И какая была радость для всех, когда провели железную дорогу до станции Кувандык. Леонтий Андреевич Веретенников рассказывал, что в ту пору, а это 1915 год, не было торгового места лучше, чем Кувандык. Дорого продать да дешевле купить - о чем еще мечтает крестьянин.

В городах рос спрос на сельхозпродукты. А между тем крестьянин не всегда мог попасть на рынок: хлопотно. В отдаленных деревнях, таких как Новоказанка, прогоркало сливочное масло. Применение ему находили — добавляли в деготь, чтобы мазать колеса. Организация встречной торговли в Кувандыке оживила деревни. Жизнь начала налаживаться.

* * *

После Октябрьской революции, когда упорядочили земельные наделы, отодвинулись границы арендованной земли. Крестьяне села стали зажиточными, начали строить хорошие, капитальные дома. Вспомнили и о культуре, традициях, укладах воронежцев. Все это находило отражение в повседневности, праздниках, образе жизни. В 1924 году на сходе села порешили построить православную христианскую церковь.Через два года она уже работала. Но ей не суждено было долго существовать, еще через три года церковь закрыли, а затем отдали под детясли и площадку, а на зиму превращали в клуб". Священник был арестован. Шестипудовый колокол, звон которого доносился когда-то до Оноприеновки и Григорьевки, в годы войны сдали на металлолом. С военных лет молельным домом служила просторная хата Натальи Давыдовны Литовкиной.

Декабрьский 1927 года пятнадцатый съезд ВКП(б) принял решение о переходе к коллективизации сельского хозяйства, развертывании и укреплении по стране сети колхозов и совхозов, о наступлении на кулачество и указал меры борьбы с кулаками. Первый колхоз в Ново-Михайловском сельсовете Орского района, к которому относился и хутор Ново-Казанский, был создан в 1929 году и получил название "Красное знамя". Его председателем стал присланный сюда из города двадцатипятитысячник Бахарев, который ходил в форме моряка.

Раскулачивание коснулось ряда семей в Новоказанке. В 1929 году был раскулачен Яков Чертов. Раскулачен и выслан из села в акмолинские лагеря Никифор Николаевич Хадыкин с женой, сыновьями Кузьмой и Иваном, снохой и внучкой. У Никифора изъяли в колхоз сельхозинвентарь, три лошади, две коровы, другую живность. В крепком его доме тут же устроили школу. Летом следующего года из двух разобранных домов, принадлежавших Никифору Хадыкину и Никанору Чертову, соорудили на новом месте новое школьное здание. Школа располагается в нем и поныне. Никанор Чертов, раскулаченный в 1929 г., лишился также двух лошадей, двух коров, овец и другого имущества. В ссылку (вероятно, в тот же Акмолинск) был увезен с женой и детьми. Страна пополнялась кулацкими спецпоселениями и новыми лагерями для заключенных.

"По рассказам стариков, - отмечает Н.И. Кригер, - коллективизация проходила туго, и в идеологическом отношении, и экономической и социальной жизни сельчан. Нелегко было привыкать трудолюбивому работать рядом с посредственностью, а то и с лодырем. На помощь пришел трудодень, который поощрял трудяг и подстегивал лентяев. Распахали индивидуальные межи на полях трактором марки "Фордзон". Но техника быстро вышла из строя. Своих тракторов было совсем мало. То тягло, которое было у единоличников, как сквозь пальцы просыпалось. И растянулись весенние посевные от первых проталин до середины июня".

К весне 1931 года на территории Ново-Михайловского сельсовета существовало два колхоза. В состав колхоза "Красное знамя", которым руководил Бахарев, входило четыре экономии: Ново-Григорьевская, Ново-Казанская, Ольгопольская, Оноприеновская; в состав колхоза "Путь Ленина" (председатель Соловьев) - четыре бригады. Председателем сельсовета в 1931 г. был В. Горячкин.

Об атмосфере тех лет можно судить по пленуму сельсовета 9 апреля 1931 года, где рассматривался вопрос о помощи Чукари-Ивановскому и Федоровскому колхозам, которым недоставало семян для весеннего сева. Горячкин отмечал: "Надо сказать, что на совещании треугольников чукари-ивановским сказали, что мы будем помогать в том случае, если они очистятся от своего кулачества полностью" (Кувандыкский райархив, ф. 76, on. I, д. I).

Школа
Школа, построенная из кулацких домов

"Тридцать седьмой год - зловещий, - вспоминает Н.И. Кригер. - Его крепко запомнили и по плохим хлебам, и по плохим вестям. И сейчас удивительно: арестовывали почему-то самых многодетных". Шестеро детей было на руках у Степана Савощенкова, жена которого умерла еще в 1933 году. В 193 7 г. его забрали "по линии НКВД", да так он где-то и сгинул. А дети остались на попечении его старшего сына Петра. Тогда же был арестован и безвестно пропал отец шестерых детей Петр Леонтьевич Веретенников. Осталась бедствовать многодетная семья еще одного репрессированного НН' ХаДыкина и н Чертова в 1937 году - Данила Калядина. Схвачены были и больше уже никогда не увидели своей родины Титов, Алексей Константинович Литовкин, Илья Никанорович Литовкин, Сергей Иванович Литовкин. За чтение Евангелия подвергся аресту Григорий Мальцев.

Характерна судьба новоказанского жителя Григория Назаровича Хадыкина, 1890 года рождения. В его семье было шесть душ. Он вел крестьянское хозяйство, имел три лошади, три коровы. В 1928 году купил молотилку, сенокосилку. В 1929 году подвергся раскулачиванию, лишению избирательных прав и высылке, скот, сельхозмашины и инвентарь были переданы местному колхозу. Вернувшись из лагерей в 1933 году, устроился в Кувандыке на работу плотником в контору лесосплава треста "Ормедьзолото", подыскал квартиру на Самарской улице и вскоре перевез сюда семью. В 1937 году арестован. О судьбе его с той поры ничего не было известно. Лишь после запроса, сделанного в пятидесятых годах дочерью, семья узнала, что он расстрелян. Как отмечено в "Книге памяти жертв политических репрессий..." (Калуга, 1998), Г.Н. Хадыкин казнен по решению тройки УНКВД по Оренбургской области 31 августа 1937 г. Реабилитирован 18 апреля 1988 г.

В том же году казнён председатель колхоза "Путь Ленина" И.П. Алексеев из Ново-Михайловки, крестьянин-хлебороб Н.А. Стрельцов из Пойма, рабочий колхоза И.А. Кофейников из с. Сара, конюх колхоза "Большевик" Ново-Покровского района И.Т Селиверстов, пастух колхоза "Память Куйбышева" того же района Н.Я. Космынин. Все они реабилитированы посмертно.

"В трех новоказанских семьях дети остались без матерей, - писал Н.И. Кри¬гер. - Пособий никаких, шли сироты в "наймы", нянчить чужих детей, в подпаски, чтобы заработать себе на хлеб. Просто осиротевшие получали в те времена колхозное пособие — пуд хлеба на месяц и верхнюю одежонку раз в год. Но на сирот, родители которых "вредители", льготы эти не распространялись. Более того, люди наказывались, если помогали им. До сих пор поминают добрым словом сельчане довоенного председателя колхоза Михаила Никитовича Кладикова. Он своим неутомимым сердцем согревал душу отчаявшимся, разуверившимся, потерявшимся. Делал все, что было в его силах. Занимался трудоустройством сирот".

В тридцатых годах колхоз "Красное знамя" был разукрупнен, Новоказанка стала колхозом имени Степана Разина.

В 1934-1935 гг. село пополнилось переселенцами из Пензенской губернии, бежавшими от малоземелья и голодной жизни. Так здесь появились семьи Абанкиных, Маланиных, Давыдовых, Погодиных, Швечковых.

"Начало сорок первого было печальным, - вспоминает Н.И. Кригер. - Сгорела дотла гордость деревенских стариков - деревянная церковь. Многих мужчин тогда брали на переподготовку на два месяца, так они и не вернулись с нее. Их дорога на фронт была прямой.

Весна сорок первого была затяжной и холодной. Посевная снова затянулась. Первый выходной, и страшная весть. С этого дня у многих матерей, жен и детей глаза не просыхали. За годы войны из Новоказанки мобилизовали 85 мужчин". Погибли на фронте и умерли от ран в госпиталях Александр Митрофанович Барыкин, Василий Митрофанович Барыкин, Кузьма Митрофанович Барыкин, Петр Митрофанович Барыкин, Александр Андреевич Башкатов, Василий Григорьевич Башкатов, Иван Павлович Башкатов, Степан Петрович Башкатов, Александр Петрович Веретенников, Алексей Иванович Калядин, Степан Иванович Калядин, Михаил Евдокимович Кривошеее, Александр Константинович Литовкин, Иван Ильич Литовкин, Михаил Иванович Литовкин, Петр Ильич Литовкин, Петр Тимофеевич Литовкин, Прокофий Митрофанович Литовкин, Яков Михайлович Литовкин, Федор Тихонович Маланин, Михаил Григорьевич Мальцев, Андрей Яковлевич Марков, Николай Сергеевич Романенко, Григорий Яковлевич Хадыкин, Михаил Дмитриевич Хадыкин, Василий Егорович Юров, Григорий Давыдович Юров, Григорий Егорович Юров, Дмитрий Митрофанович Юров и другие - всего сорок четыре солдата.

"В войну село не утратило трудового ритма, постоянно справлялось с плановыми показателями, хотя выполнять поставленные задачи приходилось все труднее и труднее, - вспоминает Н.И. Кригер. - Большая нехватка рабочих рук, да и физическая способность колхозников была очень маленькой - старики, женщины, дети до пятнадцати лет - вот и все крестьяне. Из восьмидесяти имевшихся рабочих лошадей в первый же год войны 30 отправили в армию через военкомат, а отсутствие горюче-смазочных материалов и запасных частей не позволяло использовать в полную силу машинно-тракторный парк". Призванных на фронт трактористов заменили молодые девушки - Мария Калядина, Ксения Антипина, Зинаида Башкатова, Анастасия Башкатова, Александра Маланина.

"Очень трудным был 1943 год, - писал Н.И. Кригер. - Засушливое лето, урезанный лимит горючего наталкивали на сокращение посевной площади. Недобор зерна, кормов для животных. В качестве тягловой силы зачастую использовали коров и быков.

Ветераны войны у памятника погибшим фронтовикам в Новоказанке, 1980-е
Ветераны войны у памятника погибшим фронтовикам в Новоказанке, 1980-е

А с фронта одна за другой приходили похоронки. От кого вообще известий нет. Тревожно. Дети, оставшиеся на попечении матерей, полуголодные. Нечего одеть и обуть для того, чтобы пойти в школу. Тогдашний председатель (с 1943 по 1946 год) Василий Григорьевич Ревин изворачивался как мог перед районным руководством и крестьянами, хитрил, но хлеб колхозникам своим в самые тяжелые годы выдавал. В нарушение всех законов и норм.

* * *

Май 45-го - дождливый. На поле не могли заехать вплоть до 20-го. Гужевое тягло настолько ослабло, что на лошадей никакой надежды не было. Что и говорить, позапустили плодородные поля, заросли они сорняками. Но возвращались к жизни люди и возвращали к жизни свою землю. Только в 1947 году село почувствовало, что живет не на военном положении. Урожай собрали по 19 центнеров с гектара. Последующие уборки мало чем отличались: урожай был скуден. И лишь пятьдесят третий щедро дал хлеба. В селе люди стали строиться заново. Самая большая численность Новоказанки приходится на 1956 год - 105 семей. Председатель Григорий Ильич Башкатов (работал в этой должности с 1946 по 1959 год) отстаивал интересы сельчан, выбил строительство клуба на месте сгоревшей церкви. Какой же это был праздник!"

23 февраля 1959 года по рекомендации Ново-Покровского райкома КПСС председателем колхоза "Путь Ленина" был единогласно избран А.С. Штык (ныне агроном-семеновод СПК "Лесной"). Он вспоминает: "В колхоз входили населенные пункты Ново-Михайловского сельсовета: хутор Оноприенко, деревня

бывших четырех колхозов - "Путь Ленина", "Власть труда", "Советские нивы", имени Мичурина - создали один и назвали его "Путь Ленина". Центр колхоза был в Пойме. В это крупное хозяйство вошло тринадцать населенных пунктов, одной только пашни оно имело 20500 гектаров. Шаг по объединению был неудачным: между бывшими мелкими колхозами телефонной связи не было, дорог в зимнее время - также, хозяйство было разбросанное и малоуправляемое".

Деревня стала расслаиваться, распадаться. В марте 1961 г. Новоказанка вошла в состав совхоза "Горный" с центром в селе Новопокровка, созданного из двух колхозов - "Путь Ленина" и имени Кирова.

"Крестьяне стали рабочими, - писал Н.И. Кригер. - Земля, люди израбатывались, эксплуатировались на износ. Увольнялись, уезжали-да мало в этом было слез, село-то объявили неперспективным. Совхоз в 1964 г. переименован в "Высотный". Казанка боролась за выживание. Многие из плодородных огородов, которые в трудные годы кормили крестьянскую семью картошкой (возили ее и на рынок в Медногорск), заросли бурьяном, да и поголовье крупного рогатого скота намного сократилось. Провалились крыши и осели стены старых баз. Ко времени разукрупнения "Высотного" в Новоказанке оставалось не более 70 домохозяев. 40 процентов составляли пенсионеры".

* * *

2 апреля 1982 г. был издан приказ министра сельского хозяйства РСФСР о разукрупнении совхозов "Высотный" и "Саринский" Кувандыкского района и создании нового совхоза "Лесной". Отделения нового хозяйства стали именоваться: отделение № 1 (Оноприеновка), отделение № 2 (Новоказанка), №3 (Поим), № 4 (Верхненазаргулово), № 5 (Башкалган).

"С приходом к управлению "Лесным" нового директора Василия Николаевича Сукача, работавшего в этой должности с 1985 по 1999 год, сразу почувствовался подъем хозяйства, - вспоминает А.С. Штык. - Много стали строить жилья для рабочих как на центральной усадьбе, так и на отделениях".

В эти годы в Новоказанке были сооружены внутрипоселковый водопровод протяженностью восемь километров, клуб совместно с бригадным домом и фельдшерско-акушерским пунктом, новый магазин, коровник с полной механизацией на двести голов, пункт технического обслуживания тракторов (отделенческая механическая мастерская), два зерносклада. Построено 9 двух-и столько же одноквартирных жилых домов — всего на 27 квартир. Начата газификация. В 1999 году в домах загорелись первые голубые огоньки. Избранный в том же году председателем "Лесного" Владимир Иванович Чемерис продолжает взятый курс на развитие экономической инфраструктуры села.

В 90-х годах совхоз реорганизован в товарищество с ограниченной ответственностью, а позже - в сельскохозяйственный производственный кооператив "Лесной". В СПК привыкли сопоставлять результаты, полученные каждым подразделением, и регулярно оглашают их, налажено трудовое соревнование. У малого товарищества "Новоказанское" итоги нередко оказываются лучшими. И это заслуга не только всего дружного коллектива, но и руководителя. С 1992 г. управляющим (ныне председатель малого товарищества) стал в Новоказанке бывший водитель Вячеслав Федорович Калядин. Он пользуется у односельчан авторитетом.

Полеводы Новоказанки после весеннего сева.
Полеводы Новоказанки после весеннего сева. 

Село отмечает свое столетие. Накануне юбилея оно похорошело и принарядилось, а здешний клуб получил от уважаемого земляка, генерального директора акционерного общества "Уралнефтегазпром" Бориса Григорьевича Хадыкина отличный подарок - звуковую усилительную аппаратуру. Клубная художественная самодеятельность Новоказанки в 2000 году признана лучшей в районе.

Главное богатство села - его люди. Здесь много молодежи, а значит, есть у Новоказанки будущее. В пятидесятых годах вели речь о том, чтобы вынести село к вершине Кураганки, ближе к основным полям, к другим селам и большаку. Но разговор так и остался разговором, сейчас об этом и не помышляют. Не обидел Бог жителей живописной природой, плодородными землями. Село живет и здравствует. 86 дворов, 246 жителей.

ТОПОНИМИКА СЕЛА НОВОКАЗАНКА

АК-КЭПЭС, село. Официальное его название - Новоказанка (см.).

БАЛТАПКАН, ручей - прав, приток Кураганки в 2 км ниже села Новоказанка. По ручью растут лучшие липы в окрестностях. В переводе с башкирского - "Мед нашли" (бал - "мед", табьгу - "находить, обнаруживать, отыскивать"). Дол с таким названием есть в окрестностях бывшей д. Хази-мухаметово Кувандыкского района.

БЕЛОШАПКА, село. Его официальное наименование - Новоказанка (см.).

БОЛЬШОЙ, лес на прав, берегу речки Кубия. Один из самых больших лесных массивов (около 200 гектаров) в окрестностях села.

ВЕРХНЕГРИГОРЬЕВСКИЙ, бывш. поселок на ручье - притоке реки Катралы, в 3 км к северу от Новоказанки. В речи местных жителей - Григорьевка, Верхняя Григорьевка. Здесь жили украинцы. Есть сведения, что основан в 1915 году жителями хутора Ново-Григорьевского, от которого и получено название. Прекратил существование в 1970-х годах. Первая часть топонима содержит указание на то, что селение располагалось выше поселка Нижне-Григорьевского. Но до конца 1940-х годов эти два поселка, тесно связанные семейными и хозяйственными узами, были известны как единый: Ново-Григорьевский (1931 год), Григорьевка, Ново-Григорьевка (1946). И лишь в списках 1949 г. указаны два поселка: Верхне- и Нижне-Григорьевский. Под этими именами они будут известны вплоть до своего исчезновения.

ВЕРШИНА, лес в 1,5 км к северу от села. Здесь исток (вершина) реки Кураганки.